Перейти к содержанию

Поиск сообщества

Показаны результаты для тегов 'известные личности'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип контента


Форумы

  • Служебный
    • Работа форума и сайта
    • Раздел для новичков и общие вопросы
  • Новости и обновления
    • Новости из ашрама
    • Добрые вести
    • Статьи и переводы
  • Сатья Саи Баба
    • Беседы о Саи Бабе
    • Сатья Саи говорит
    • История жизни Саи Бабы
    • Саи видео и аудио
  • Путешествия
    • Советы путешественникам
    • Рассказы и фотографии
  • Тематические форумы
    • Размышления
    • Учения и практики
    • Великие имена
    • Гармония в семье и обществе
    • Наше здоровье
    • Вегетарианская кухня
  • Разное
    • Наше творчество
    • Помогите / помогу
    • Беседы о разном
    • Авторский раздел

Календари

  • Мысль дня из ашрама
  • Таинства дней
  • Календарь Прашанти Нилаям
  • Добрые вести
  • Христианский календарь

Поиск результатов в...

Поиск контента, содержащего...


Дата создания

  • Начало

    Конец


Дата обновления

  • Начало

    Конец


Фильтр по количеству...

Найдено: 9 результатов

  1. СорочкинСаша

    Индра Деви (Евгения Петерсон)

    Ом Саи Рам! Хочу начать тему о человеке, оказавшем такое огромное влияние на движение, развитие Саи Организации, распространение Саи Йоги - Евгении Петерсон - Индры Дэви, Матаджи!
  2. нашла в альбомах Васи вот такие фотографии из старых архивов, может, кто знает, с кем Свами здесь сфотографирован? ======= а эта фотография почему-то напоминает храм в Бадринате, что Виктор выкладывал в теме "по Гималайским дорогам" ребят, вообще, если у кого есть фотографии Свами с известными людьми, поделитесь, пожалуйста или дайте ссылки, где можно посмотреть или найти такие фотографии у нас тут возникла идея, сделать альбом "Фотографии Свами с известными людьми" знаю, что Свами уже ни один раз встречался с премьер-министром Индии, а также с представителями правительств других государств, может, у кого есть фотографии этих встреч или фотографии Свами с известными святыми людьми, известными общественными деятелями, а также известными представителями науки, культуры и искусства несколько фотографий по теме, которые уже выкладывали на форуме Свами со Святославом Рерихом и Девикой Рани Свами со Свами Ганапати Сатчитанандой Шри Свамиджи и Шри Сатья Саи Баба на сцене во время проведения Бхагавата Саптаха, 1000-го Полнолуния Саи ( Свамиджи Шри Ганапати Сатчитананда ) Свами и йог из пещеры Васиштхи, Свами Пурушотамананда, июль 1957 год ( Необычное фото из РИШИКЕША )
  3. Премьер-министр Индии Нарендра Моди рассказывает о Саи Бабе Индия является хранителем множества добродетелей. Но особенная из них – это служение обществу или служение Богу. В Индии святые всегда учили, что служение бедным – является служением Богу. Большинство полагает, что целью традиции святых в Индии является изоляция от общества. Что эти люди беспокоятся только о своем освобождении. Заботятся только о достижении Бога для себя и погружаются в исполнение ритуалов. Таково распространенное мнение. Истина заключается в том, что в Индии на протяжении тысячелетий мудрецы, духовные искатели, ученые, Боги, святые и великие Учителя всегда думали о благополучии общества – о переменах к лучшему, модернизации общественного строя, защите и сохранности национальных ценностей, преемственности поколений. Для всех этих целей они создавали социальные институты. Сегодня в научном сообществе ведется много разговоров о предмете исследований древних мудрецов. Тысячи лет назад было сделано множество открытий нашими мудрецами и духовными подвижниками. Несмотря на то, что они были святыми, каждый из них был предан общему делу. Если посмотреть на историю, вы найдете множество тому подтверждений. Например, в такой науке, как астрономия, весь мир признает результаты исследований индийских святых, подвижников и мудрецов. Традиция святых Индии ставит целью не только отречение и практику аскез для достижения индивидуального мира, индивидуального освобождения и индивидуального прогресса. Результаты их труда приносят пользу окружающим, способствуют благосостоянию всего общества. В этой традиции блестящим и ярким примером является Саи Баба. Он всегда направлял духовные усилия на благо общества. Он не призывал к ведению мирской деятельности или совершению ритуалов. Он шел по пути самоотверженного служения и образования. Он призывал к трансформации. Направлял духовные усилия для изменения личности через отречение и дисциплину. Он не сосредотачивался на отдельном учении. Его заботой было принести питьевую воду в каждую деревню. Он думал о том, как предоставить лучшее медицинское обслуживание и при этом бесплатное для самых бедных слоев населения. Если како-либо человек страдал физическим недугом, был обеспокоен нехваткой денег, Баба брал его и спасал своими руками… Такой пример очень вдохновляет. Я с гордостью могу сказать, что, хотя физически Баба сегодня не с нами, послание Бабы все также вдохновляет самых простых людей и воздействует с такой же силой. В Индии вы найдете множество городов, деревень и небольших поселений, где благодаря вдохновению Бабы, осуществляется бескорыстное служение в сфере образования, культуры и медицины. Будь то штат Гуджарат, далекие джунгли или даже дикие племена, будь то небольшие хижины и трущобы, везде вы найдете следы проектов бескорыстного служения в области медицины. Баба основал систему бескорыстного служения и даже сегодня люди с преданностью посвящают свое время и жизни служению. Они не преследуют никаких личных интересов. Сидеть в углу и держать нос по ветру духовного совершенствования – это не про таких людей. Они трудятся на пользу самых простых слоев населения. Они много работают и посвящают свою жизнь, помогая окружающим. Именно эта традиция является сокровищем Индии. В моей памяти запечатлено одно событие. В 2001 году произошло страшное землетрясение. Штат Гуджарат напоминал пространство смерти. Весь мир содрогнулся и люди со всех краев света устремились на помощь. Они таже пришли на землю Гуджарата, чтобы утешить наши слезы. В те дни я проводил время среди жертв землетрясения. Тогда я еще не был главой правительства, но все равно встречался с людьми. Я пытался облегчить их боль любыми способами. Многие страны прислали волонтеров для оказания помощи. Они работали целый день до 5-6 часов вечера, а затем уходили в свои палатки, принимали душ и отдыхали. Тогда я встречался и разговаривал с ними. Некоторые говорили, что помогали при землетрясении в Турции, другие работали волонтерами в Калифорнии, третьи помогали во время событий в Иране – во многих разных местах. Каждый работал и помогал во время стихийных бедствий. Я спрашивал об их опыте, и они отвечали, что в любой стране, где бы они ни работали, какой бы серьезной ни была стихийная катастрофа, каким бы масштабным ни было происшествие, всякий раз на месте событий присутствовали международные благотворительные организации – Красный Крест, Всемирная Организация Здравоохранения, и другие, работающие на мировом уровне, финансируемые правительством организации. Всегда их было несколько на месте происшествий. В то время мы были удивлены присутствию в Индии множества таких международных организаций. Повсеместно возводились палатки, открывались полевые кухни, готовили еду и кормили людей, раздавали одежду, распределяли лекарства, размещали людей, обеспечивали необходимой водой. Мы и не могли представить, что будет оказана такая социальная помощь. Это было сравни чуду, лишило дара речи. Примерно месяцем позже, я встретил другую группу людей, также приехавшую из-за границы. Они пришли сюда с целью оказания психологической помощи. Они ожидали, что на улицах полно детей и жертв землетрясения, которые находятся в сильном шоке и очень напуганы. Ужас смерти, должно быть, довлел над людьми. Многие лишились членов семьи и страдали от психических травм. Так они предполагали. Они думали, что должны помочь советом. Несколько похожих групп я встретил в Индии, которые приехали работать в Гуджарат. Через несколько дней я поинтересовался, как идут дела. Они ответили: «Что вы имеете в виду? Какие дела? Мы возвращаемся». Я удивился: «Почему вы, ребята, возвращаетесь?» Они сказали: «Сэр, мы пришли дать совет бедным людям, но они дали совет нам!» Я ответил: «Расскажите, что произошло?» Они сказали: «Мы пришли в деревню, чтобы собрать всех вместе и поговорить. Мы хотели объяснить, что не стоит так бояться и беспокоиться. Мы затронули такие темы, как повторный толчок, рассказали, что каждые 12-15 минут могут быть повторные землетрясения… Вы, ребята, должны быть напуганы частотой их появления. Но люди отвечали: Дорогие, вы пришли довольно поздно. Были бы вы здесь 26 января, когда произошло землетрясение, вот тогда действительно было страшно, все здания ходили ходуном вот так, туда-сюда. Они так живо описывали это. Тогда мы подумали, что в этих людях есть что-то другое. Что-то заложено в них на генетическом уровне. Люди пережили страшное бедствие, но они не плачут, а сами дают нам утешение.» Вот это да! Такова сила простого человека в Индии, который черпает мужество в традиции наших мудрецов и духовных подвижников. Это то преимущество, которое мы имеем сегодня. Мне очень повезло, так как с детства меня привлекали святые имена и я следовал традиции. Все, что полезно обществу, я принимал, а что вредно – имел смелость отпустить. На каждом этапе своей жизни я находился в непосредственной близости к традиции святых, и мне повезло даже сегодня. Около трех десятилетий назад я впервые встретил Бабу. Баба проявил ко мне много личной милости и тепла, которые я ощущаю со сих пор. Сейчас я могу сказать, что мне посчастливилось много раз получить даршан Бабы. Я стал главой правительства намного позже, но до этого, как обычный человек, когда я приходил к Бабе, я получал столько же времени и любви. Я не приходил, чтобы что-то просить, или о чем-то рассказывать. Я приходил просто увидеть его. Было ли это в Вайтфилде, или в Путтапарти, или на встрече в Дели, я приходил просто увидеть его. Многим людям очень повезло иметь разные подарки от Бабы. Баба давал что-то людям, которые приходили вместе со мной, затем он улыбался, смотрел на меня и говорил: «Тебе я ничего не дам». Через мгновение он продолжал: «Знаешь, почему я тебе ничего не дам? Ты знаешь, где – ты?» Я смотрел на него и продолжал слушать. Затем он брал мою руку и помещал ее к себе в область сердца. Он говорил: «Знай, что здесь твое наследие… Вот почему эти безделушки не для тебя». Так он мне говорил. Иногда моя поездка могла отложиться, иногда менялись даты. Каждый раз он спрашивал меня: «Что случилось?», почему я изменил дату поездки. Он интересовался даже тогда, когда никто не мог знать, что планы были изменены. Это было удивительно. Один или два раза я пытался объяснить Бабе, почему это произошло, но Баба отвечал: «Нет, нет, ты обманываешь меня. Я знаю, что у тебя болит спина... Ты был в Шимле, а затем собирался отправиться в Чандигарх.» Он сам рассказывал, что произошло. Я никогда нечего не просил у Бабы, я никогда не хотел нагружать его своими проблемами, поэтому никогда не обсуждал с ним такие житейские вопросы. Иногда я был в отчаянии и говорил: «Баба, откуда у тебя столько веры? Как ты можешь верить в светлое будущее? Как ты можешь говорить об этом?» Тогда он молча подходил к окну и на какое-то время погружался в созерцание, затем оборачивался и пристально смотрел мне в глаза, неожиданно улыбался и похлопывал меня по спине. В такие моменты я терял дар речи. Возникало сильное чувство, приходило осознание, не могу подобрать слова, но я начинал верить, что, да, наша страна станет великой, судьба Индии изменится. Я начинал верить этому. Как он это делал, какую энергию применял, я не знаю, потому что не достиг такого высокого уровня реализации, который позволил бы мне расшифровать или понять замыслы Святых. Дисциплина в Его учреждениях существовала сама по себе. Я имею в виду, что служение совершалось повсюду. Если мы отправимся на Кумбха Мелу, везде увидим тысячи людей. Но там, где присутствует Баба, уровень дисциплины совсем иной. Его система была уникальной, все было пропитано заботой и атмосферой бескорыстного служения. Не было разницы в служении человека, стоящего возле Бабы, и человека, находящегося далеко, выполняющего севу на автобусной станции. Глубина преданности везде была одинаковой. Само по себе это уже большое достижение. Мне очень посчастливилось иметь близкий опыт общения с Бабой. Иногда я получал сообщение от Бабы, поэтому отправлялся в Ченнай, чтобы увидеться с ним. Иначе я бы не поехал в то время. Затем он отправлялся в Путтапарти и велел мне следовать за ним, поэтому я ехал и туда. Он звал меня снова и снова. И снова и снова мы виделись с ним, но каждый раз в молчании. Иногда я чувствовал, что он использует свою силу, чтобы присматривать за мной. Возможно, он верил, что я иду в правильном направлении. Не могу сказать точно. Но мне посчастливилось испытать его материнскую любовь, заботу и привязанность. Бабу будут помнить за его труд. Он прожил свою жизнь во благо людей. Все знают об этом. Я не думаю, что Баба ожидал чуда. Но я точно знаю: Баба верил в бескорыстное служение. Баба верил в нужды простого человека. И его послание было об этом: живи праведно, действуй правильно. В Индии много мудрецов, подвижников и духовно развитых людей. Из них Баба – высшего качества, и в течение поколений люди в Индии будут находить прибежище в нем. Это правда. Я всегда чувствовал это. Когда Баба выходил утром, я наблюдал за ним каждую минуту не сводя глаз. Многие люди приходили на встречу и сидели, где он обычно проходит мимо. Но когда Баба достигал места, где сидели его студенты, он менялся. Менялся язык его тела, его движения и осанка, когда он оказывался среди студентов. На встрече также сидели люди, которые жертвовали миллионы и миллионы долларов, но Баба даже не смотрел на них. Его взгляд был устремлён к своим студентам... Он просил, чтобы один из учеников исполнял веды во время его выхода, затем он звал другого студента, чтобы тот играл на табла. Я хочу сказать, что Баба знал о таланте каждого ученика, также он знал, если ученик отсутствовал на встрече. Все это я видел своими глазами. Он интересовался, почему студент не пришел: «Ступай, позови его. Также проверь, хорошо ли настроена его табла». Во всех этих случаях было ясно, что Баба уделял много внимания даже мелочам. Он не только доверял, но и проверял... Каждый раз, когда Баба появлялся, присутствовал дух самоотверженного служения. Баба объяснял, кто такой эгоист на примере рыбы – она прожаривается в нашей голове. Но Баба никогда не говорил, как проповедник. Он строил речь особым образом, создавая атмосферу доверия, с которой начинается трансформация. «Сделай то. Не делай этого… Выполни столько раз. Почему ты не сделал вчера?» Такие вопросы не являлись предметом его обсуждений и далеки от того, на что он обращал внимание. Баба концентрировался и верил в молодежь. Чем больше мы верим в силу молодежи, тем больше от молодых исходит инициативы перемен. Это было очевидно во всем, что делал Баба. Я думаю, что наша страна не нуждается в новом учении. От Вед до Вивекананды – все уже было сказано. Даже если мы будем следовать малой доли того, что сказано, наше направление никогда не будет неправильным. В наш век, когда приходил Баба, все святые фокусируют свое послание на человеческих ценностях. Жизнь человечества является предметом их учения. Не нужно отрицать этого, или не верить. Возьмите слова Махариши Арвинда, или слова Бабы, Вивекананды, Дайананды, или Рама Тирта – примите послание любой великой личности. Такой, как Махатма Ганди. Каждое послание рекомендует начать трансформацию с себя. Баба говорил: «Начни с себя – и все получится», «Начни сам и все произойдет». Чтобы поддерживать в нас силу мотивации, Баба давал простые и легкие советы. Иногда он был ограничен по времени, но часто, когда он того хотел, он мог говорить очень долго. Казалось, что Баба хочет что-то узнать и задает простые вопросы, которые застигают врасплох. Однажды Баба спросил меня о выборах. В любом штате двухступенчатая система выборов. Когда я приехал, он сказал: «Твои выборы идут прямо сейчас, почему ты бродишь здесь?» Слышать это было неожиданно. Такие маленькие простые вопросы. Я начал смеяться и ответил: «Все в порядке. Да, выборы идут сами собой. По крайней мере я надеюсь на это, поэтому я пришел к Бабе». Скорее всего в ашраме вы слышали множество подобных историй от разных людей. Возможно, кто-то благодаря служению смог достичь освобождения. Есть много людей, свидетельствующих о непосредственной близости с Бабой, такой, как испытал я. Может быть они смогут рассказать более подробно. Примечание переводчика. В видео ролике не указана дата выступления Нарендра Моди, но, судя по тексту, на момент своей речи он являлся главным министром штата Гуджарат, то есть речь была произнесена до 2014 года, когда Моди был избран Премьер-министром Индии. В его рассказе можно проследить, как он из простого преданного, под чутким вниманием Бабы, стал сначала главой Гуджарата, а затем и всей Индии. Если будет установлена дата интервью, я обновлю свое примечание. Кирилл Бородин Источник на русском
  4. marianna

    Вольф Мессинг

    небольшое интервью с Михаилом Михалковым, братом Сергея Михалкова (известного всем писателя), в котором он рассказывает о Мессинге, отвечая на задаваемые ему вопросы выкладываю здесь это интервью о биографии Мессинга в окне скрытого текста вот это мне в интервью понравилось больше всего : - Михаил Владимирович, вы сами были свидетелем его уникального таланта? - И не раз. Как-то он пригласил меня в Институт Вишневского, где наши ученые анализировали чудеса, которые демонстрировал индийский йог. Тот много всего показал, в числе прочего длинной иглой проколол себе шею. А потом рассказал о том, что многие в Индии научились снимать болевой рефлекс с ног, рук, шеи, но грудную клетку они не трогают - очень опасно. Мессинг внимательно слушал, смотрел, а потом сказал: - Значит, грудь вы не трогаете? Вот я вам и покажу, как это делается. Он ушел в отдельный кабинет и вскоре вернулся, раздетый по пояс. Его ассистент достал иглу и со спины стал медленно вводить ее сквозь всю грудную клетку рядом с сердцем. Наконец игла показалась. Йог был потрясен. Иглу вынули, а кровь из ран даже не пошла. Эту процедуру я видел собственными глазами! вот что это такое?.. ведь это, наверное, и есть то самое замечательное Сознательное управление всеми клетками своего физического тела, вплоть до атомов.. проявление той самой Веры в Себя..
  5. grabli

    Пещера Васиштхи

    Попаслась необычная фотография из Ришикеша. Но не смог уточнить - в каком ашраме ее сделали и кто рядом с Сатья Саи? Подскажите, если знаете.
  6. Робот Саи

    Шивананда Свами и Саи Баба

    Встреча Свами Шивананды и Сатья Саи Бабы в Ришикеше В 1957 году Сатья Саи Баба совершил первую большую поездку на север Индии: Дели, Ришикеш, Шивананданагар, Матхура, Сринагар. Приверженцам индийской йоги хорошо известны и Ришикеш, и Шивананданагар, и им наверняка интересно будет узнать, какой теплый прием оказал Сатья Саи Бабе в своем знаменитом ашраме Шивананданагаре основатель Общества божественной жизни и Лесной академии йоги и веданты, великий гималайский йогин Шри Свами Шивананда Сарасвати Махарадж. Несмотря на свой в то время уже преклонный возраст и серьезную болезнь, достопочтенный мудрец проявил в связи с приездом в его обитель Бабы максимум энтузиазма, проводя с Ним в долгих беседах все вечера и всячески поощряя своих многочисленных учеников-монахов использовать уникальную возможность личного общения с Аватаром. Вот так описывает эти дни биограф, переводчик и верный последователь Сатья Саи Бабы профессор Кастури в своей книге Сатьям Шивам Сундарам (т. I, гл.8): 22 июля Баба выехал на машине в Ришикеш. Санньясины — ученики Свами Шивананды — сопровождали Саи от самого Харидвара, и когда Он вечером в половине седьмого прибыл в Шивананданагар, Свами Шивананда созвал всех обитателей ашрама и устроил Саи сердечный приём. Когда Шивананда по своему обыкновению приветствовал Бабу сложив руки, Баба ответил на это приветствие абхайя-мудрой — изгоняющей страх и дарующей мир страждущим. Шивананданагар приютился на лоне вечнозелёных гор, ласково омываемых правой рукой Матери-Ганги. Левый же берег реки, временами открывающийся взгляду, когда завесу тумана уносит случайный ветерок, блистает целым городом храмов, святых обителей, величественных сооружений, таких как Гита Бхаван (Дворец Гиты), Сваргашрам (Небесная обитель), Парамартха Никетан и других. Но ещё более чем эти строения, напоминающие о прирожденной тоске человека по Истинному дому, впечатляют одетые в леса горы, кажущиеся гигантскими мудрецами, погруженными в безмолвное созерцание бесконечности. Они обратили взгляд свой внутрь и пребывают в неведении о ходе истории! Тут же и Ганга — дочь неба и земли, привлечённая в Бхаратаваршу (на индийскую землю) покаянием царя, который, стремясь умилостивить предков, обеспечил благосостояние и спасение своим детям и детям детей на веки вечные. Ганга, богиня, прославляемая в легендах и летописях, необходимая в каждом индийском доме с незапамятных времен для освящения ритуалов, совершения обрядов, заклинания от всякого зла, очищения от любого греха, воспетая поэтами, увековеченная в искусстве, воплощённая в архитектуре, чудесным символом влившаяся в скульптуру, прекрасной девой вошедшая в живопись, звенящая в музыке, почитаемая как колесница блаженства, Ганга, чью блистательную историю шепчут вечерами миллионы матерей, баюкая на коленях своих малышей, — горделиво несёт свои воды, напоминая всем о духовной миссии Индии, о её величии. Когда на следующий день обитатели ашрама собрались на сатсанг и попросили Бабу о сандеше (беседе), Он заговорил о Ганге, уподобив её санньясину в своём стремлении к морю. Любая река, сказал Он, в своей сокровенной глубине хранит знание о том, что родилась из моря, и знание это движет ею и торопит к морю, невзирая на все помехи земного рельефа. Он с одобрением отметил тишину и покой Шивананданагара и сказал, что это хорошее место для обретения и духовного спокойствия. «Бха, — сказал Он, — означает творенье, Га — это защита, а Ва — изменение, преображение. Бхагавану, Обладателю благ, подвластны все три. В этом — Моя тайна». Заговорив о предметах, которые Он имеет обыкновение извлекать из «ниоткуда», Он развенчал сомнительные измышления на этот счёт, пояснив, что Его санкальпа (воля) обладает свойством исполняться мгновенно. Он совершает материализации, чтобы принести радость Своим преданным, как, скажем, отец раздает малышам сласти — совсем не для того, чтобы продемонстрировать свою щедрость или статус родителя. Он раздаёт их, чтобы спасти людей от забот и тревог, обеспечить им покой ума, помочь духовной сосредоточенности, и во многих случаях, чтобы поддержать Свой «контакт» с жизненным путём получившего этот дар. Они — не для того, чтобы кого-то привлечь и не являются плодом мантр или тантр (магических заклинаний и ритуалов). Созданы они в точности тем же путём, как созданы и все вещи, только гораздо быстрее, точнее сказать — просто мгновенно. А сохраняются столь же долго, как и все материальные объекты. Но лучший Мой дар — према, — сказал Саи, — и бхакты Мои должны стараться обрести её, а также вивеку и вайрагью, истинные различение и непривязанность, — дары, которые может дать только гуру». Затем Саи Баба одним мановением руки материализовал великолепное ожерелье-«рудракшу» (из плодов священного растения, используемого в поклонении Шиве) из ста восьми бусинок тончайшей работы, оправленных в золото и увитых золотыми нитями с пятигранной царицей-бусиной в центре. Саи Баба подарил её Свами Шивананде. Он «добыл» также большое количество вибхути и Сам нанёс его на лоб мудреца. Вечером, когда Шивананда вошёл в зал для сатсанга, одев эту уникальную гирлянду, все были поражены её блеском и изяществом, равно как и чудом её создания. Шивананда говорил о Бхагаване и Его миссии. Он отметил эффективность повторения имени Божьего и, как практикующий врач, рекомендовал каждому принимать ежедневную дозу вайрагьи наряду со строгой диетой из джапы (повторения имени). В беседе же Бабы и в этот вечер фигурировала священная Ганга. Он начал с заявления, что слово «Нарам» значит «вода», таким образом Ганга, которая величественно катит свои волны, это — Сам Нараяна. И поистине, эти горы и долины, простор небес над головой, леса и скалы, всё вокруг — не что иное, как проявления Единого. «Экохам Бахусьям (Да будет Единое многим)», — повелел Он и стал всем этим. Солнце отражается в тысяче кувшинов, если только в них есть вода — вода бхакти. А бхакти, преданность, — верный путь к джняне, мудрости, так как бхакта легко и быстро постигает, что Господь неизменно пребывает во всём, и что Он — Единый и единственный. Речи и беседы Бабы были исполнены такой редкой и глубокой мудрости, что на следующий день к Его резиденции явилось множество отшельников и брахмачари, и они засыпали Его вопросами, направленными на разрешение их сомнений. Вопросы касались весьма разнообразных тем — роли разных видов дхармы (пракритидхармы — принципа природы; парамартхадхармы — обращенной к наивысшей цели; картавьядхармы, связанной с деятельностью) в общей схеме жизни, природы шуньям и пурнам (пустоты и наполненности), эффективности и пределов почитания виграха-арадханы (живого воплощения дхармы), существования духов, modus operandi (способа действия — лат.) воли Господней и так далее и тому подобное. Свами Шивананда также каждый вечер по часу беседовал с Бабой наедине. Саи Баба давал Шивананде плоды и фрукты, а также вибхути, материализованные Им специально для улучшения здоровья главы ашрама, и было заметно, как тому день ото дня становилось лучше. Однажды Саи Баба набрал в ладонь воды из Ганги, и — чудо! — она стала сладким ароматным нектаром, и Он дал его Шивананде как лекарство. И для многих в ашраме было приятным сюрпризом, когда в день отъезда Бабы они увидели, как Шивананда с энтузиазмом показывает Ему разные уголки ашрама и даже поднимается и спускается по ступенькам, ведь в день прибытия Саи в ашрам и ещё несколько дней спустя после Его приезда Свами возили в кресле-каталке! Источник
  7. Робот Саи

    Саи Баба и Пурушотамананда

    Переща Васиштихи в Ришикеше Некоторое время назад, когда Я был в Ришикеше, Я дал даршан Свами Пурушотамананде, который жил в пещере Васиштхи, расположенной на пути в Бадринатх в Гималаях. Он совершал подвижничество, живя в пещере в одиночестве. У него была масляная лампа. Пещера была расположена вдали от дороги. Он покупал молоко и добавлял его в чай. Это было его единственная пища. В остальное время он был погружен в подвижничество. Шли дни. Через некоторое время, у него не осталось сил для того, чтобы каждый день спускаться к дороге, покупать молоко и возвращаться в пещеру. Поэтому он стал ходить за молоком лишь раз в неделю. Однажды он узнал, что Бхагаван Баба на несколько дней остановился в ашраме Шивананды. Он жаждал получить даршан Свами. Поэтому он отправил с посыльным письмо, в котором молился так: «Бхагаван! Пожалуйста, приди ко мне в пещеру и подари мне даршан». Я знал о его глубокой преданности Свами. Я увидел его письмо и немедленно отправился в пещеру Васиштхи для того, чтобы дать ему даршан. Вход в пещеру был закрыт дверью. У Пурушотамананды не осталось сил для того, чтобы встать и открыть дверь. В этом походе Меня сопровождал Кастури. Тогда он был достаточно сильным. Мы с Кастури попробовали открыть дверь. В конце концов, нам это удалось. Пурушотамананда был очень счастлив, когда увидел нас. Он хотел на некоторое время остаться один в божественном присутствии Свами. Поэтому он попросил Кастури зайти в пещеру и осмотреть ее. Кастури, наделенный любопытством журналиста, ушёл вглубь пещеры. Пурушотхамананда сконцентрировал взгляд на Мне и погрузился в блаженство. Через несколько минут он пришёл в себя. Я сказал Пурушотамананде, что приду к нему ещё раз. На следующий же день Я пришел к Пурушотхамананде и опять провел с ним некоторое время. Когда Я вернулся в ашрам, Свами Шивананда был немного расстроен тем, что Я дважды посетил пещеру Пурушотамананды, а в самом ашраме проводил не так много времени. Во время второго визита в пещеру Васиштхи, Я взял у Кастури лист бумаги и написал дату Своего следующего посещения Пурушотамананды. В назначенный день Пурушотхамананда совершил омовение в Ганге и стал напряженно ждать Моего даршана. Глубоко погрузившись в размышление о Моей божественной форме, он через некоторое время получил божественное видение. Несколько минут спустя он оставил свою смертную оболочку в этом глубоком состоянии самадхи. Новость об этом дошла до Меня в Дели. В телеграмме сообщалось, что Пурушотамананда слился со Свами. Я подтвердил известие и сказал: «Да, да». День его рождения и день, когда он достиг самадхи, странным образом совпадают. Позже, когда открыли дверь в пещеру Васиштхи, вся пещера была покрыта вибхути! Потом ученики Шивананды опустили тело Пурушотамананды в Гангу. С тех пор имя Пурушотамананды стало широко известным. Впоследствии ученики Пурушотамананды посетили Прашанти Нилаям для того, чтобы получить Мой даршан. Они провели в ашраме десять дней. Я обеспечил им хорошее жильё и все удобства. Они в полной мере насладились даршаном (лицезрением), спаршаном (прикосновением) и самбхашаном (беседой) Свами и отправились в обратный путь, унося с собой любовь и благословения Свами. Пурушотамананда был благородной душой. Он поистине был Пурушотамой (лучшим среди людей). Пещера Васиштхи остается такой же, какой она была, когда Пурушотхамананда жил в ней. Она совершенно чистая и священная, и наполняет божественной атмосферой весь ашрам. Ученики Пурушотамананды говорили Мне: «Свами! Вся атмосфера ашрама пронизана божественными вибрациями. Мы чувствуем, что Свами Пурушотамананда все еще с нами». Я сказал им: «Очень хорошо! Продолжайте чувствовать его присутствие и наслаждаться блаженством». Во время Моего последнего визита в Дели, Я организовал бхаджаны в день рождения Пурушотамананды и поставил в зале его фотографию. Так некоторые мудрецы и провидцы проявляют искреннюю любовь и преданность ко Мне и жаждуть получить Мой божественный даршан. Источник Сатьям Шивам Сундарам, том I День 26 июля надолго останется в памяти преданных последователей Бабы и обитателей ашрама, поскольку Саи Баба в тот день отправился автобусом вдоль берега Ганги ко дворцу рани (принцессы) Гарвала на утренний визит. Окружающий пейзаж был поистине возвышающим. Среди гор то здесь то там мелькали уединенные хижины с флажком из геруа — знаком борения с духами, а в знак борения со стихиями зеленели клочки обработанной земли. Дорога сделала крутой поворот, и автобус, чихнув мотором, остановился у небольшого живописного бунгало, устроившегося словно маленькая жемчужина посреди ухоженного сада, спускающегося к Ганге. Саи Баба, заметив увешанное плодами дерево джамбу, подобно святому Муруге, нарвал плодов и раздал их всем прибывшим. Он уселся под деревом на берегу реки, и спутники тут же обратились к Нему с беспокоившими их вопросами. В частности. Его спросили о сути учения Упанишад и о ценности их в наше время. Баба ответил, что учения эти подобны указательным столбам на. дороге, и чтобы испытать радость достижения цели, каждому надо самому пройти эту дорогу до конца. Был также вопрос о небесах и аде, каковые, как сказал Баба, существуют в самом этом мире. Санньяси интересовал вопрос об атма-сакшаткаре — самопознании и растворении майи в момент реализации. На обратном пути Саи остановил автобус в том месте, где на тоненьком железном стерженьке висела дощечка с едва различимой надписью: «Васиштха гуха (Пещера Васиштхи)». Он быстро спустился по довольно крутому склону к берегу реки, так, будто частенько бывал там и раньше, и словно бы уговорился о встрече с тем, кто занимал открывшуюся всем пещеру. Река вблизи пещеры делает крутой поворот, а неподалёку несёт своё скромное подношение Ганге маленький ручеёк, так что картина вдвойне привлекательна. Пещера, носящая святое имя «Васиштха», освящена аскетическими подвигами, которые вершили в этом уединении многие отшельники и аскеты прежних дней. Свами Пурушотамананда — ученик Свами Брахмананды из ордена Рамакришны, посвящённый в санньясу Махапурушиджей, ещё одним непосредственным учеником Рамакришны, — обитающий в этой пещере с тридцати лет, приветствовал Саи Бабу так, словно давно поджидал Его! Ему уже за семьдесят и большую часть жизни он провёл в самой суровой аскезе и изучении Писаний. Лицо его сияет истинной духовной радостью, и малейшее упоминание о Славе Божьей повергает его в самадхи. Когда Свами было 27 лет, Брахмананда предсказал ему по руке, что он удалится в пещеру и долгие годы будет заниматься медитацией! Баба напомнил аскету о трудностях, которые тому довелось испытать, когда он только явился в эту пещеру, о леопардах, кобрах, о трёхдневном переходе до Ришикеша, об отчаянной борьбе за сохранение соли и спичек. Он упомянул и о помощи, которая в трудную минуту была явно ниспослана ему свыше! На следующий вечер Баба вновь посетил Свами, несмотря на раскатистый грохот в небесах и глухое ворчание кое-кого из сопровождающих. Но грохот был унят, а ворчуны — пристыжены: милостью Саи небо прояснилось и дождь был отменён. В пещере Баба спел несколько песен, и когда один из свами, прислуживающих Свами Пурушотамананде, попросил Его спеть какую-нибудь песнь Тьягараджи, Баба милостиво спросил — какую именно из песен тот хотел бы услышать. Свами сказал, что жаждет услышать киртану во славу Рамы «Шри Рагхувара Сугуналайя»! И Саи спел её, просто чтобы доставить ему радость. Никто прежде не слыхал, чтобы Он пел эту песнь, так что это был неожиданный подарок, за который мы поблагодарили Свами Каликананду. А услышав, что тот уже много лет страдает хроническими болями желудка, Саи «добыл» из ниоткуда леденцы из тростникового сахара и вручил их ему с инструкцией о диете и тому подобном. Самому же Пурушотамананде Он подарил чётки из блестящих кристаллических бусинок, появившиеся сами собой в Его руке. Но самым таинственным и важным было то видение, которое Баба даровал Свами в тот вечер. Еще в 1918 году Свами писал своему гуру. «Всё ложно, и я не смогу достичь удовлетворения, пока не окажусь лицом к лицу с истиной!» Отослав всех из пещеры, Саи Баба вместе со Свами удалился во внутреннее помещение. Президент общества «Божественная Жизнь» города Венкатагири Шри Суббарамья так описывает то, что ему довелось увидеть снаружи через открытый вход в пещеру: «Эта картина и поныне жива в моей памяти. Я стоял у входа в пещеру и мог видеть всё происходившее там. Баба прилёг и положил Свою голову на колени Свами! Вдруг всё тело Его как бы окунулось в божественный свет. Мне показалось, будто голова и лицо Его сильно увеличились в объёме. От лица исходило ослепительное сияние. Меня охватила неведомая, невыразимая радость. Было около десяти часов вечера». Поддавшись настойчивым уговорам, Баба позднее объяснил, что это было джьотир-падманабха, видение божественного света — света истины! Какая высокая милость! Какая безмерно благая судьба! Свами Пурушотамананда покинул этот мир в 1961 году на Шиваратри в момент сотворения Бабой лингама. Источник
  8. Робот Саи

    Индра Деви и Саи Баба

    Индра Деви (Евгения Петерсон) и Саи Баба Сатьям Шивам Сундарам, том II Индру Дэви — урождённую русскую с американским гражданством, живущую в Мехико с индийский именем — направил к Саи один ясновидящий, а потом, уже более решительно, ей посоветовали поехать к Нему Мерфеты. Она изучала йогу в Майсуре у йога Кришнамачарьи, потом жила в Шанхае, читала лекции о йоге и вела практические уроки в Москве; в Мексике (в Текате) у неё центр по изучению йоги, созданный на пожертвования. Ей предстояло в Далласе быть представленной президенту Кеннеди, чтобы она смогла вручить ему свои книги о йоге и рассказала бы о некоторых асанах и дыхательных упражнениях, которые помогали бы ему выдерживать напряжённый президентский режим физически. Но она, как и весь мир, была потрясена сообщением, что он убит, и буквально за несколько часов до их встречи! И, чтобы изгнать ненависть из человеческих сердец, она задумала в тот день «Медитативный поход за Светом во тьме» и поехала в Индию, где изучала элементы йоги и медитации. В апреле 1966 г. она познакомилась с Мерфетами, и они направили её в Прашанти Нилаям! Баба даровал ей, как она говорит, «больше чем благо, больше чем добро, больше чем милость; прибежище — абхайю». «Позови Меня, когда бы Я тебе ни понадобился; Я буду с тобой». «Я ощутила поток яркого света, льющийся на меня, дающий мне потрясающее ощущение радости и счастья, наполнивший всё моё существо. „Спасибо, Баба“, — прошептала я с благодарностью. И с этим лучистым светом я вернулась в Лос-Анджелес и в Текату», — пишет она. В феврале 1967 она приехала снова, полная энтузиазма и веры в йогу как в средство исцеления мира от депрессии. Саи Баба подвигнул её на занятия йогой с мужчинами и женщинами, живущими в Прашанти, а также на обучение асанам и медитации ребят из школы по изучению Вед и Шастр. Он Сам два дня присутствовал на занятиях, готовый дополнить её объяснения о пламени, выбранном как объект медитации, и пролить свет на другие вопросы, которые она затрагивала на этом курсе. Созерцание пламени предписано Ведами, где Господь описан как «ослепительная вспышка молнии в центре сердца». И у Саи на флаге Прашанти вершину йогического посоха (йога-данды) венчает Парамджьоти — Высший Свет. В Нилаяме в предрассветные часы медитации для сосредоточения используется лампада с устойчивым ровным пламенем, ясным и ярким. В написанной Бабой книге «Дхьяна Вахини (Поток медитации)» Он даёт Атме такое описание: «Солнце солнц, Сияние сияний, Вышний Свет, свайямджьоти — самосияющий». А потому Баба оценил «поход» Индры Дэви за светом и благословил его. Он сказал ей о его смысле и возможностях в контексте древней ведической молитвы: «Тамасо ма джьотир гамайя — от мрака веди меня к свету». Источник Сатьям Шивам Сундарам, том III Индра Дэви — «первая леди йоги в Америке», русская по рождению с американским гражданством и индийским именем — возглавляет институт йоги на границе США и Мексики. Она изучала йогу в Майсуре, давала её уроки в Шанхае, Лондоне и Москве. В 1966 г. она была в Бомбее совсем неподалеку от Гвалиорского дворца, где Саи Баба в окружении тысяч почитателей, жаждущих Его милости, провёл больше недели. Тогда ей не довелось увидеть Его, она лишь угодила в «пробки» вблизи того места, где проходили бхаджаны и беседы Саи, когда спешила по своим делам в город! Затем, уже на пути в Сайгон (Саи никогда не «гонит», — сказал я ей впоследствии, — Саи привлекает), она заглянула в штаб-квартиру Теософского общества в Мадрасе повидаться с подругой и наткнулась на Мёрфетов. Из тех буквально бил фонтан опьяняющих вестей о Саи Бабе, Его любви, влиянии и милости. Индра Дэви вернулась из Сайгона, поскольку зов был очевиден и убедителен. На пути в маленькое селение, которое обессмертил Его приход, она встретила д-ра Тригуна Сена — министра правительства Индии, возвращавшегося из этого святого места после долгой вдохновляющей беседы с Бабой. Д-р Сен предупредил её, что она, быть может, останется в самом Прашанти, почувствовав, что уже достигла цели своего назначения. Практически так оно и вышло, ибо она вручила своё сердце Бабе как пожизненный вклад: она дышит Саи, говорит Саи, грезит Саи и пребывает в Саи, куда бы ни направлялась! * * * Индре Дэви Он сотворил жемчужные чётки с заверением, что она сможет, в крайних случаях, излечивать молитвой болезни страждущих с их помощью. Он вручил ей также коробочку с вибхути, который можно давать больным как лекарство, и благословил эту коробочку, чтобы она никогда не опустела. Так и текут они потоком, дары божественной милости, миг за мигом, малые и многогранные — лечение, исцеление, очищение сердца и характера, коренные изменения привычек, избавление от приверженности к наркотикам, обретение внутреннего мира с помощью джапы и дхьяны и многие другие, ибо Саи твёрдо намерен возвысить духовных искателей. * * * Лесной пожар дважды разгорался близ дома Индры Дэви на ферме в Текате на границе Мексики. В первом случае он бушевал вокруг Саи Нилаяма, палаточного лагеря для садхаков, уничтожая вагончики и палатки, покрывая стены копотью, но обитатели убежали на горку; сама же алтарная комната осталась чистой и свежей, как всегда. В другой раз Индра Дэви была дома и побежала в молельную, вверяясь Саи. Пламя откатилось обратно! Когда она позже была в Индии, Саи вручил ей статуэтку в знак Своего сострадания и сказал: «Больше никаких пожаров!» * * * У Индры Дэви была с собой коробочка с изображением Ганеши на крышке, которую ей вручил Баба. В ней был вибхути, и Саи, отдавая коробочку ей в руки, заявил: «Давай его тем, кто страдает; он будет облегчать горе. Этот вибхути никогда не иссякнет». И теперь она предложила немного пепла Бабе! Он отослал её, сказав: «Это было бы эгоистично. Мне нужна только твоя любовь. Только дар любви, а не то, что Я дал тебе для того, чтобы ты помогала другим». Врачи вереницей заходили в комнату Бабы и выходили из неё. Индра Дэви сидела в алтаре Кабо, прикладывая целебный вибхути, что дал ей Саи, к правой стороне живота на Его большом портрете, и молилась, чтобы Он поскорей исцелил Себя! Источник Говард Мерфет писал о Индра Деви в книге «Саи Баба Чудотворец» Среди различных материализаций, которые Баба выполнял для нее и которые она описывала мне, есть две, о которых мне бы хотелось рассказать здесь из-за интереса и очевидной ценности, которую придает им свидетель, имеющий мировую известность. На глазах у Индры Деви и группы американских посетителей Баба вынул из ниоткуда длинную джаппамалу — четки из 108 крупных жемчужин. Она была на ней, когда я увидел ее в Адьяре в компании одного американца, который был свидетелем этого чуда. Много людей видело, как Баба превращал один предмет в другой или одно вещество в другое. Я сам видел это, например, когда в Хорсли Хиллз он превратил кусок твердой скалы в сахарную конфету. Второй случай, свидетельницей которого была Индра Деви, касается примера трансформации посредством Санкальпы или божественной воли. Однажды Баба материализовал для нее богато украшенное кольцо, усыпанное россыпью цветных камней. Индра Деви рассказала мне, что ей не нравились украшения, особенно декоративного типа, которые носят индийские женщины. Она сама является русской по происхождению, американской гражданкой, имя Индра Деви связано с тем, что она жила в Индии в молодости. У нее была очень бледная кожа. Во всяком случае она не была рада этому кольцу. Это был дар Бабы, и она чувствовала, что она должна носить его по этой причине, но оно не подходило ей и не нравилось ей. Эта проблема волновала ее день и ночь, как она говорила. Вскоре она была приглашена на другую групповую встречу, и, одев дар Бабы на палец, она ждала его прибытия вместе с другими людьми. Вскоре после того, как он вошел в комнату, он попросил ее передать ему кольцо, сделав замечание, из которого она поняла, что он знает о ее проблеме. Затем, держа кольцо между большим и указательным пальцем, он подул несколько раз на камни, как будто дул на спичку. Неожиданно все заметили, как россыпи ярко окрашенных камней превратились в один сверкающий бриллиант. Баба передал кольцо с бриллиантом ей обратно. Теперь это было то, что она могла с радостью носить. Источник
  9. Робот Саи

    Святослав Рерих, Саи Баба и Девика Рани

    Воспоминания Святослава Рериха о встречах с Сатья Саи Бабой Исландский учёный Эрлендур Харалдсон решил подтвердить или развенчать легенду о магических силах известного во всём мире индийского чудотворца Сатья Саи Бабы. Среди именитых и всеми уважаемых людей, с которыми он встречался и чьи рассказы тщательно запротоколировал, был и Святослав Николаевич Рерих. Профессор Харалдсон познакомился со Святославом Рерихом и его супругой, мадам Девикой Рани, в 1977 году, а затем встречался с ними еще несколько раз в 1981-м. Еще в молодости он с интересом читал книги, написанные Николаем и Еленой Рерих, отцом и матерью художника. Святослав Рерих пригласил ученого в свое имение Татгуни, близ Бангалора. Они встретились, как старые друзья, и вскоре обнаружили ряд общих интересов, в частности, в области исследования психических явлений. Ниже приводится рассказ Святослава Рериха о его встречах с индийским святым, записанный доктором Эрлендуром Харалдсоном для книги «Современные чудеса. Исследование психического феномена Сатья Саи Бабы». В 1968 г. моя жена, будучи в гостях у Бабы в Путтапарти, упомянула, что вскоре я заеду к нему один или вместе с ней. Но Баба ответил: «Нет, я сам к вам приеду. Хочу лично засвидетельствовать почтение». Назначили дату и время. Баба прибыл с группой сопровождающих, среди которых были д-р Гокак, в то время проректор Бангалорского университета, и миссис Индира Деви. В тот момент у нас также гостил майор Толвар с женой и двумя дочерьми, Рену и Премилой, незамужними барышнями. В довершение всего о приезде Бабы каким-то образом узнали деревенские жители — они столпились вокруг дома в ожидании даршана. Точное количество присутствующих назвать не могу, но их было несколько сотен. Мы провели гостей в рабочую студию, и Баба выразил желание посмотреть мои картины. Я показал ему несколько работ; он пространно комментировал их, объясняя значение, — должен признать, его прочтение картин было очень точным. Через некоторое время подали чай. Моя жена спросила Бабу, что он предпочитает, чай или кофе. Но он ответил: «Я не пью кофе и, признаться, чай тоже». Однако жена возразила: «Как гость моего дома Вы должны чего-нибудь отведать. Что Вам подать?» Тогда он сказал: «Хорошо, я выпью молока, можете подать его в своей серебряной чашке — той, что приготовили для меня». Мадам Девика Рани с детства хранила серебряную чашку, с особым тщанием содержала ее в чистоте и не позволяла пить из нее никому постороннему. За два дня до приезда Бабы она велела одной из служанок прокипятить и почистить чашку — решила, если Баба захочет молока, подать молоко в серебряной чашке. Однако в разговоре со Свами об этой чашке ни разу не упоминалось. Пока жены не было в комнате — она отдавала распоряжения слугам, — Баба взмахнул рукой (я сидел рядом с ним), и у него в ладони оказался кусок халвы. Она была настолько свежей и горячей, что, когда я положил кусочек на бумагу, лист весь пропитался маслом. Баба вложил лакомство мне в руку, и я раздал по кусочку всем присутствовавшим — их было человек 15-20. Хватило всем, но ничего не осталось. Когда жена вернулась, я сказал: пока ее не было, Баба угощал нас халвой. Она пожурила Бабу: «Почему Вы не угостили меня? Других угощаете, а меня — нет!» Тогда со словами «Вот, пожалуйста» он протянул нам новую порцию лакомства, в том же количестве, что и в первый раз, так что и моя жена смогла отведать халвы, а все остальные получили по второй порции. Потом мы с гостями вышли в сад. Нас встретила толпа деревенских жителей, собравшихся около дома и под огромным баньяновым деревом. Мадам Девика Рани сказала Бабе: «Саи, сделайте что-нибудь для этих людей, они ждут». Баба вытянул руку и произвел священный пепел вибхути. Несколько человек подошли к нему и подставили ладони, чтобы получить вибхути. Затем они поделились с другими собравшимися. Баба производил вибхути в течение довольно продолжительного времени — подобно потоку, так что каждый из толпы получил свою долю, хотя собрались сотни людей. Под нашим баньяном находится маленький храм или, скорее, святилище Мунишвара, за ним приглядывает пуджари, священник-брамин. Поскольку начало темнеть, Баба попросил мадам Девику Рани принести яркую лампу. Затем он направился к дереву, где стоял пуджари, и приветствовал его. Моя жена подошла к Свами и сказала: «Прошу Вас, подарите ему что-нибудь на память». Баба согласился и спросил пуджари: «Кого ты почитаешь превыше всего?» — «Я священник-шиваит, — ответил тот, — но мой личный объект почитания — Ганеша». Саи Баба проделал привычные кругообразные движения рукой, и у него на ладони оказалось красивое серебряное кольцо с выгравированным крупным изображением Ганеши. Баба протянул кольцо пуджари — оно оказалось как раз впору. Тогда пуджари простерся ниц перед Бабой. Вечером Баба спел множество прекрасных баджанов. Уезжая, он сказал: «Я еще вернусь и в следующий раз хочу непременно посетить холм по ту сторону озера». Этот холм действительно является частью нашего поместья, но он не виден ни из дома, ни из сада. Баба провел с нами весь день и произвел вышеупомянутые явления. Лет через десять мы встретились со Свами еще раз. Тогда у нас в гостях находилась Людмила Живкова, министр культуры Народной республики Болгарии. Она очень интересовалась творчеством Николая Константиновича Рериха и моим тоже. Я подумал, нашей болгарской гостье будет интересно встретиться с Бабой, и мы отправились в Путтапарти — я, моя жена и мадам Живкова с четырьмя или пятью сопровождающими. Обитатели Путтапарти были извещены о нашем визите заранее, так что нас ждали. Саи Баба провел нас в свою приемную, маленькую комнатку. Мы все расселись на полу — министр, ее сотрудники, я, моя жена и двое наших друзей. Баба говорил тепло и непринужденно, по своему обыкновению. Затем он положил руку на ковер ладонью вниз и стал производить кругообразные движения. Через некоторое время я заметил, что его ладонь приподымается, словно под ней растет нечто. Наконец Баба сжал и перевернул ладонь — на ней оказалось массивное золотое кольцо, которое он подарил мадам Живковой. Кольцо, с крупным ограненным топазом не менее 40- 60 карат, пришлось ей как раз впору. После этого Баба сказал мадам, что хочет ей что-то сообщить. Они удалились в другую комнату, где беседовали довольно продолжительное время. Вернувшись, Баба подарил всем сопровождавшим министра (кроме одного человека) по серебряному медальону около дюйма в диаметре, извлекая их поочередно из своей ладони. На одной стороне медальона имелось изображение Бабы, а что было на другой — не помню. Тогда моя жена спросила: «Почему Вы подарили медальоны всем, кроме него?» — указывая на приближенного министра, не получившего подарка. Но Баба ответил: «Ему я подарю вибхути», что и сделал. Затем Баба обратился к мадам Живковой: «Если захотите связаться со мной, сконцентрируйтесь на камне в этом кольце. Тогда я узнаю, что Вы обо мне думаете, и каким-либо образом проявлю свое присутствие». Этот визит в Путтапарти запомнился надолго, все остались довольны: каждый получил что-то от Бабы в той или иной форме, а наши гости увезли к себе на родину массу приятных воспоминаний. Саи Баба — наиболее популярная фигура в сегодняшней Индии. Тут нет никаких сомнений; у него миллионы последователей. С любой точки зрения — это положительное явление, ибо он дал счастье и веру сотням и тысячам человек. Нужно позаботиться об укреплении этой веры — ведь она необходима миру в той или иной форме. Как бы вы ни относились к феноменам, производимым Бабой, — считали их нужными или бесполезными — не имеет особого значения. Я согласен с необходимостью внешних проявлений, с точки зрения Бабы — это скорейший способ привлечь людей. Если бы Учитель не производил чудес, он не имел бы достаточного влияния. Несомненно, Баба — великая фигура. Источник
×
×
  • Создать...