Гость роза

Святая Тереза Малая

4 сообщения в этой теме

Тереза Мартен, Тереза из Лизье (Франция) стала известна как автор бестселлера. Ее причислили к лику святых в 1925 году, провозгласили Учителем Церкви в 1997 году. Небольшая автобиография «История одной души» вышла в первый раз через год после смерти Терезы в 1898 году, к 1915 году была переведена на 9 языков и по сей день публикуется едва ли не ежегодно.

Сравнительно легко понять, чем Тереза привлекательнее многих других святых. Большинство святых доживали до седых волос, а Тереза умерла молодой и ее прозвание «малая» воспринимается как юная. Ее полюбили как песчинку, потому что XX век оказался веком, когда обнаружилась хрупкость скал. Все гениальные проекты обернулись в лучшем случае ничем, в худшем – Освенцимом и ГУЛАГом. Песчинка же оказалась из кремния. Песчинка самое твердое, что есть в скале. Это скала освобожденная от всего самого нестойкого.

Я хочу привести здесь самые яркие ее жизненные воспоминания, отражающие этапы ее духовного пути.

Тереза родилась 2.01.1873 года в маленьком городке Алансоне на севере Франции. Ее отец - Луи Мартен содержал часовой магазин, мать Зели Герен занималась производством кружева. До встречи друг с другом родители Терезы всерьез думали о монашестве. Но призвание оказалось иным: у Терезы была большая семья – 4 старшие сестры (еще 2 брата и 2 сестры умерли в младенчестве). Все сестры в последствии станут монахинями.

Мартены – деятельные христиане. Они помогают беднякам, навещают одиноких больных и умирающих. Воспитанная в благочестивой, но не в ханженской обстановке, Тереза очень рано стремиться очень рано «угождать» Господу. Став взрослой, она скажет, что «никогда сознательно не говорила «нет» благому Богу с 3-х летнего возраста».

«Я хочу быть монахиней», - повторяет Тереза вслед за своей сестрой Полиной. Однако, она совсем не безупречный ребенок, за которого через много лет будут выдавать ее сестры. Своевольная и послушная, веселая и плаксивая, нежная и категоричная, - ее характер слишком противоречив, чтобы быть ангельским. Ее сердце и ум развивались слишком быстро, тогда как восприятие оставалось детским, что обостряло природную чувствительность.

В 4 года Тереза теряет мать, и, несмотря на то, что в семье сохранялась атмосфера нежности, веры и мира, в ее жизни наступает «самое скорбное время». Этот период продлиться 9 лет. Характер Терезы резко меняется. Из живой непосредственной она становиться застенчивой, робкой и до крайности чувствительной. Когда Терезе исполнилось 10 Полина, заменившая ей мать поступает в Кармель.

«Я не знала, что такое Кармель, но понимала, что Полина покидает меня. Я теряю свою вторую маму… Как описать весь ужас моего сердца?.. В одно мгновение я поняла, что такое жизнь. До сих пор она не казалась мне столь грустной, теперь же я познала ее во всей суровой действительности, увидела, что это постоянная разлука. Я горько плакала, ибо еще не понимала той радости, которую приносит жертвенность».

Свое первое причастие Тереза (ей было тогда 11 лет) описывает так: «Наконец наступил наиболее прекрасный день. Какие непередаваемые воспоминания оставили в моей душе самые незначительные подробности этого небесного дня… Этот день подобен всему тому, что, оказавшись на воздухе, теряет благоухание, он подобен мыслям души, которые нельзя передать земным языком, ибо они сейчас же теряют свой глубокий и небесный смысл. Как же сладко было душе моей это первое лобзание Иисуса!...

Это было лобзание любви. Я чувствовала себя любимой и говорила: «Я люблю Тебя и вверяю Тебе себя навеки». Не было ни прошений, ни борьбы, ни жертв: уже давно Иисус и маленькая бедная Тереза, взглянув друг на друга, поняли все… Этот день принес не обмен взглядами, а слияние, когда больше не было двух, и Тереза исчезла, словно капля воды, потерявшаяся в океанских глубинах. Остался один Иисус.

На следующий день после причастия я почувствовала, как в сердце рождается великая жажда страдания. Я ощутила прилив величайшего утешения, которое расцениваю, как одно из самых больших благодатей в жизни. Страдание влекло меня, его очарование, еще незнакомое мне, восхищало меня. До сих пор я страдала, но не любила страдание; с этого дня я почувствовала настоящую любовь к нему. Часто во время причастия я повторяла слова: «Боже мой, неизреченная сладость, обрати мне в горечь всякое плотское утешение!..» И Господь исполнял это желание и был моей единственной неизреченной радостью.

Мое чувствительное любвеобильное сердце с легкостью предалось бы другому сердцу, если бы оно смогло его понять… Но, увы, как узко и непостоянно человеческое сердце!!!.. Как я благодарна Иисусу за то, что Он дал мне обрести «лишь горечь в земных привязанностях».

Эта встреча с Господом навсегда определило их отношения. Ад, смерть, Страшный Суд – все эти «ужасные вещи», которые Тереза узнала из катехизиса и рассказов священника, после причастия больше не пугают. Господь открылся Терезе как Бог любви, ожидающий в ответ не добродетелей и подвигов, а бесконечного доверия к Его милосердию.

Через 2 года, в Рождественскую ночь, Господь исцеляет ее от мучительной слабости и детской чувствительности. Этот день она считает переломным моментом, открывающим «самый прекрасный» период ее жизни. Тереза вновь обрела душевную силу, которую потеряла со смертью матери и которую ей, как она сама говорила, «теперь уже предстояло сохранить навсегда».

Всеблагой Бог совершил чудо, чтобы я в мгновенье ока выросла. В ту светозарную ночь Рождества сладчайший младенец Иисус, которому исполнился всего лишь час, претворил ночь моей души в потоки света, став слабым и страдающим из любви ко мне, в эту ночь Он соделал меня сильной и смелой. Он облек меня в Свои доспехи, и, начиная с этой благословенной ночи я не проиграла ни одного сражения. Более того, я шла от победы к победе и начала, так сказать «бег исполина»!

В 1887 году Тереза принимает окончательное решение поступить в Кармель. Получив благословение своего отца, она получает в Кармеле отказ: Терезе всего 15 лет и супериор Кармеля категорически против поступления в монастырь столь юной послушницы. Вмести с отцом Тереза едет в Рим, чтобы получить благословение Папы Льва XIII.

Тереза была очень хороша собой и вызывала восхищение окружающих. Среди поломников было много представителей французской аристократии. Тереза свободно и живо беседовала со всеми, одновременно понимая, что все эти мирские регалии не имеют никакой ценности перед сокровищем небесным. «Я поняла, что подлинное величие принадлежит душе, а не имени. И только на небе мы узнаем наше «дворянское звание»».

«Все великие истины религии и тайны вечности погружали мою душу в неземное блаженство, уже предвосхищая то, что Господь уготовил любящим Его, я видела (не человеческими глазами, а очами сердца), что вечные награды совершенно несравнимы с легкими жертвами этой жизни, и я желала любить, безмерно любить Иисуса, подавать Ему тысячи знаков любви, пока это мне еще доступно».

Паломничество по святым метам сопровождалось созерцанием красот природы. «Какой поэзией наполнялась моя душа, созерцая все то, на что я смотрела первый и последний раз в жизни!...Я не испытывала сожаления, видя, как все это исчезает, мое сердце жаждало иных чудес. Оно уже достаточно насмотрелось на земные красоты, теперь предметом его стремлений были красоты небесные, и ради того, чтобы дарить их другим душам, я пожелала стать узницей!..»

«Я ощутила огромное желание трудиться ради обращения грешников, желание, которое ощущала как никогда живо… Одним словом, я почувствовала желание забыть о себе, чтобы радовать других, и любовь к ближнему вошла в мое сердце, и с тех пор я счастлива!

Однажды я рассматривала репродукцию с изображением нашего Господа на кресте и была поражена видом крови, стекавшей с одной из Его божественных рук. Какое страдание я испытала при мысли, что эта кровь стекает на землю, и нет никого, кто поспешил бы собрать ее. Тогда я решила мысленно встать у подножия креста, чтобы принимать эту истекающую божественную росу, и я знала, что потом мне придется окроплять ею человеческие души…

Также в моем сердце все время звучал вопль господа на кресте «Жажду!» От этих слов во мне разгоралось доселе неизведанное мною и очень живое пламя… Я хотела дать напиться моему Возлюбленному, я тоже чувствовала себя снедаемой жаждой душ человеческих… Души великих грешников притягивали меня, я сгорала от желания вырвать их из вечного огня».

Она начала с молитв о преступнике, казненного за убийства. «Все шло к тому, что он умрет нераскаянным. Во что бы то не стало я хотела избавить его от низвержения в ад и использовала все мысленные средства... На следующий день после казни из газеты я узнала подробности: отказавшись от исповеди осужденный взошел на эшафот как вдруг охваченный внезапным озарением, внезапно обернулся, схватил протянутое ему распятие и три раза приложился к священным ранам. И затем душа его отправилась получать милосердный приговор того кто провозгласил, что на небе радости будет больше об одном кающемся грешнике, нежели о 99 праведниках, не имеющих нужды в покаянии!

Я получила знамение: уста «моего первенца» припали к священным ранам!!! Какой неизъяснимо кроткий ответ.

В то время, когда Достоевский мучался тем, как можно верить, когда в мире есть убивающие, Тереза мучалась тем, что вера не полна, если такие убийцы не войдут в Царство Божее. Разрешение этого мучительного вопроса помогло Терезе более четко определиться в ее призвании. Она посвятила свою жизнь спасению грешников. «Я жажду, чтобы мы все вместе однажды собрались в Небесной Отчизне».

Селина (родная сестра) стала ближайшей наперсницей моих размышлений. Иисусу было угодно, чтобы мы вместе продвигались вперед, и Он соединил наши сердца узами более крепкими, чем узы крови. Какими радостными были наши беседы. Мы вглядывались вдаль и все, что мы видели, возносило наши души к Небу, прекрасному Небу. Как прозрачна и легка была завеса, скрывающая Иисуса от наших взоров. Путь, по которому я шла, был такой прямой, такой светлый, что у меня не было необходимости в ином наставнике кроме Иисуса.

И если бы ученые, которые провели всю свою жизнь в научных исследованиях, пришли бы расспросить меня, то, несомненно, удивились бы при виде четырнадцатилетнего ребенка понимающего тайны совершенства.

«Раньше я не чувствовала глубину сокровищ, сокрытых в Нерукотворном Лике Иисуса (по преданию Нерукотворный Лик Иисуса чудодейственно отпечатался на плате, поданном Ему Вероникой, по пути на Голгофу)». В Кармеле мне открылась тайна любви, сокрытая в Лике. Тот чье Царство не от мира сего, показал мне, что истинная Премудрость заключена в том, чтобы «желать, чтобы не знали тебя и ни во что не вменяли». И мне хотелось, чтобы мое лицо, подобно лику Иисуса было сокрыто, чтобы никто на земле меня не узнавал. Я жаждала страдать и быть забытой.

Тереза понимает, что она не похожа на великих аскетов и мучеников. Слишком она не совершенна и мала и потому ищет «лифт», который поднял бы ее прямо к Иисусу. Однажды в священных текстах попались такие слова: «Как утешает кого-либо мать его, так утешу Я вас: на руках буду носить вас и на коленях ласкать». Руки Господа вот путь для нее! И для того, чтобы быть носимой на руках Божиих, ей нужно оставаться маленькой, приняв свою нищету и бессилие, доверив все одному Богу. Только доверие может привести к любви.

Беззаветно доверив себя любви, Тереза находит свое призвание: «В сердце матери моей Церкви я буду любовью. ЛЮБОВЬ ЗАКЛЮЧАЕТ В СЕБЕ ВСЕ ПРИЗВАНИЯ, ВСЕ ВРЕМЕНА И ПРОСТРАНСТВА, ОНА – ВЕЧНА!»

В 23 года Тереза заболевает туберкулезом. К физическим страданиям добавляются духовные. «Я вижу стену поднявшуюся до неба. В мой ум проникают суждения самых отъявленных материалистов: мысль о том, что в будущем, благодаря постепенному прогрессу, наука найдет естественное объяснение всему и мы узнаем конечную причину всего сущего… Но я приношу в жертву эти жестокие страдания, чтобы уверовали бедные неверующие». Тем временем болезнь необратимо развивалась. Сестры, ухаживавшие за Терезой, стали обращаться с ней как с ребенком (хотя признавали ее духовную зрелость и превосходство). Она смиренно принимала их заботы, зная, что ей предстоит самое трудное испытание: свидетельствовать об истине своего учения, о «пути малых душ», проходя крестный путь страдания и смерти.

Тереза умерла после мучительной агонии в 1897 году. Ее последними словами были слова благодарности и любви: «Я бы не хотела страдать меньше… Боже мой… я… Тебя люблю!...»

Стихотворения Терезы.

Любовью жить.

Любовью жить – не значит ставить кущи,

Поднявшись даже на гору Фавор.

Это – идти на голос Твой зовущий,

Смотреть на Крест не отрывая взор.

На Небе радость будет неземная

Никто не в силах нас ее лишить,

Но на земле желаю я, страдая,

Любовью жить, любовью жить.

Любовью жить – дарить себя без меры,

Любовь такая не перестает.

И я дарю себя с простою верой,

Когда ты любишь – ни к чему расчет.

Все, что имела, много или мало,

К Твоим ногам смогла я положить.

Одно богатство у меня осталось –

Любовью жить, любовью жить.

Любовью жить и, страхи изгоняя,

Забыть ошибки всех минувших дней.

Любовь сильней греха. Она святая:

В короткий миг грехи сгорели в ней.

О дивный пламень посреди горнила,

Где самый жар, мне место приготовь.

И я спою о том, как полюбила

Тебя любовь, Тебя любовь.

С любовью жить и умереть я рада,

Чтоб разрешились узы навсегда.

О, мой Господь, Ты станешь мне наградой,

Я не ждала иного никогда.

Тебя увижу и сольюсь с Тобою,

Огня любви уже не потушить.

Мне было так начертано судьбою:

Любовью жить, любовью жить!

И страха нет во мне.

О, если б я упала в греховную бездну,

Уверенность в одном спасла бы меня,

Что эти преступления, словно капля, исчезнут,

Коснувшись Твоего палящего огня.

Где мне найти Того, чье сердце все покроет

И станет навсегда опорою моей?

А если я слаба, полюбит и такою

И будет с каждым днем любить еще сильней.

Но никакая тварь, рожденная от века,

Не может так любить, бессмертие храня!

Мне нужен Ты, Господь, Ты, ставший Человеком,

Ты Братом стал моим, страдая за меня.

Я знаю хорошо, что все дела и мысли,

И жертвы пред Тобой не стоит ничего.

Но чтобы им предать хотя б немнорго смысла,

Я все их положу у сердца твоего.

Ты даже в ангелах увидел недостатки,

А людям дал закон средь молний с высоты,

Но к сердцу Твоему спешу я без оглядки,

И страха нет во мне: закон мой - это Ты.

Радость моя.

Когда на небе нет просвета и все вокруг меня молчит,

Я рада, принимая это, смирять себя и жить в ночи.

Приму Твою святую волю, и страхи все уходят прочь,

Мне радостна такая доля: любить, как день, глухую ночь.

Радость моя, Иисус, Тебя любить!

Я рада малой оставаться, ведь если где-то оступлюсь,

Смогу тогда легко подняться, и будет рядом Иисус.

Собрав всю нежность, что имею, скажу Ему: Ты – жизнь моя.

А если вера ослабеет, еще нежнее буду я!

Я рада слезы лить украдкой и улыбаться всем опять,

Страданья не горьки. а сладки, когда умеешь их скрывать.

Тебя утешу – и наградой Твоя улыбка станет мне.

Лишь за нее стадать я рада и жить в чужой мне стороне.

Я счастлива в духовной битве за избранных Тобой стоять

И буду в пламенной молитве Тебе усердно повторять:

О, Брат Божественный, я рада прожить, страдая и скорбя.

И для меня одна отрада: возможность радовать Тебя.

Я буду жить, о мой Спаситель, пока не скажешь мне пора!

И я войду в Твою обитель, коль скоро Ты мне будешь рад.

В огне любви моей Отчизны хочу я непрестанно быть.

Не в смерти радость и не в жизни, а лишь в одном – Тебя любить!

Р.S. «Когда я уйду на Небо, на землю прольется дождь из лепестков роз»

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
:yes: Да, с этой маленькой святой я познакомилась около 10 лет назад на страницах ее книги, и сразу же почувствовала к ней величайшее доверие. Мысленно стала обращаться к ней, не называя это молитвой и не будучи католичкой. Видимо такую власть над душами имеет совершенная чистота: она входит в человеческие недоверчивые сердца беспрепятственно. Изменено пользователем alexandra

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Страдание влекло меня, его очарование, еще незнакомое мне, восхищало меня. До сих пор я страдала, но не любила страдание; с этого дня я почувствовала настоящую любовь к нему. Часто во время причастия я повторяла слова: «Боже мой, неизреченная сладость, обрати мне в горечь всякое плотское утешение!..» И Господь исполнял это желание и был моей единственной неизреченной радостью.

Как я благодарна Иисусу за то, что Он дал мне обрести «лишь горечь в земных привязанностях».

очень сильная у неё душа

видимо потому так мало и жила на земле, не было больше чего ей здесь делать

хотя у каждого из нас всё равно есть здесь своя задача

:luck:

Непривязанность - это жертва.

Жертвуйте и делитесь

Божественностью с каждым.

САИ

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Правила доброжелательного общения, принятые на нашем форуме.

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Елена Волкова
      Автор: Елена Волкова
      Пасха — самый главный и торжественный христианский праздник. Он совершается каждый год в разное время и относится к подвижным праздникам. От дня Пасхи зависят и прочие подвижные праздники, такие как: Вербное воскресенье, Вознесение Господне, Праздник святой Троицы (Пятидесятница) и другие.
      Празднование Пасхи — самое продолжительное: 40 дней верующие приветствуют друг друга словами «Христос воскресе!» — «Воистину воскресе!». День Светлого Христова Воскресения для христиан — это время особого торжества и духовной радости, когда верующие собираются на службы славословить воскресшего Христа, а вся Пасхальная седмица празднуется «как един день». Церковная служба всю неделю почти полностью повторяет ночное пасхальное богослужение.
      Христианский праздник Пасхи — это торжественное воспоминание Воскресения Господа на третий день после Его страданий и смерти. Сам момент Воскресения не описан в Евангелии, ведь никто не видел, как это произошло. Снятие со Креста и погребение Господа было совершено вечером в пятницу. Поскольку суббота была у иудеев днем покоя, женщины, сопровождавшие Господа и учеников из Галилеи, бывшие свидетелями Его страданий и смерти, пришли ко Гробу Господню только через день, на рассвете того дня, который мы теперь называем воскресным. Они несли благовония, которые по обычаю того времени возливали на тело умершего человека.
      По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб. И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег; устрашившись его, стерегущие пришли в трепет и стали, как мертвые; Ангел же, обратив речь к женщинам, сказал: не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Исуса распятого; Его нет здесь — Он воскрес, как сказал. Подойдите, посмотрите место, где лежал Господь, и пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите. Вот, я сказал вам.
      И, выйдя поспешно из гроба, они со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его. Когда же шли они возвестить ученикам Его, и се Исус встретил их и сказал: радуйтесь! И они, приступив, ухватились за ноги Его и поклонились Ему. Тогда говорит им Исус: не бойтесь; пойдите, возвестите братьям Моим, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня» (Мф. 28, 1–10).
      Христос Воскресе! 

    • Елена Волкова
      Автор: Елена Волкова
      25 декабря по Григорианскому календарю Католической Церковью празднуется Рождество Христово. 

    • Елена Волкова
      Автор: Елена Волкова
      Саи Рам!
      Архиепископ Буэнос-Айреса, 76-летний Хорхе Марио Бергольо, родившийся в Аргентине в семье итальянского иммигранта, был избран 266-м Папой Римским в среду вечером во время пятого голосования на конклаве, который проходил в Ватикане 12 и 13 марта. Белый дым из Сикстинской капеллы возвестил вчера об этом.
       Имя нового главы католиков назвал кардинал-протодиакон Римско-католической церкви Жан-Луи Торан. С балкона собора святого Петра он произнес знаменитую латинскую формулу «Habemus papam» («У нас есть Папа»). Новый Папа Римский принял имя Франциск. Выбранный кардинал набрал более двух третей голосов в свою поддержку.

      Дальнейшая процедура выглядела так: после символического согласия занять этот пост новоизбранный Папа удаляется в «комнату плача» за стеной с фреской «Страшного суда» Микеланджело, где облачается в одно из трех папских одеяний подходящего размера. Традиция предполагает, что там понтифик оплакивает выпавшую на его долю тяжелую ношу и ответственность. Затем, согласно новшеству, введенному перед отречением Бенедикта XVI, новоизбранный предстоятель возносит в одиночестве молитву в капелле Паолина, также расписанной Микеланджело, и лишь потом выходит к верующим.

      Обращаясь к собравшимся на площади святого Петра, новый понтифик после традиционного благословения «Urbi et Orbi» («Городу и миру») произнес: «Братья и сестры! Спасибо за теплый прием. Молитесь за меня! Скоро увидимся с вами. Доброй ночи!»

      Многотысячная толпа верующих, под дождем в течение нескольких часов ожидавшая известия, выслушала слова нового епископа Рима в абсолютном молчании, после чего взорвалась криками радости и аплодисментами. Особый энтузиазм проявляли в эти минуты многочисленные паломники из Латинской Америки.
      Новоизбранный Папа Римский будет официально именоваться Франциском до тех пор, пока кто-либо из следующих глав католической церкви не изберет то же имя, уточнил представитель Ватикана. Только в таком случае Папа Римский Франциск войдет в историю как Франциск I.
       
      Римский Папа Франциск объяснил журналистам, какими причинами руководствовался при выборе своего тронного имени. По словам главы Католической Церкви, решение об этом он принял спонтанно.
      Для кардинала Хорхе Марии Бергольо, взошедшего на престол Св.Петра, имя "Франциск" связано с деятельностью средневекового подвижника св.Франциска Ассизского, основателя ордена миноритов.
      Этот религиозный лидер, происходивший из обеспеченной семьи, известен деятельностью в качестве проповедника, а также тем, что дал обет добровольной бедности.
      Папа Франциск сказал, что на воспоминания о знаменитом подвижнике его навели первые слова, которые он услышал после избрания. К Хорхе Марии Бергольо подошел его друг кардинал Хуммес и ,обняв, произнес "Думай о бедных".
      Отметим, что новый папа принадлежал к другому католическому Ордену – иезуитам. Один из выдающихся проповедников этого объединения Франциск Ксаверий также носил выбранное Папой имя.