Другие изображения в Известные личности

Святослав Рерих, Саи Баба и Девика Рани

Робот Саи

Воспоминания Святослава Рериха о встречах с Сатья Саи Бабой

Исландский учёный Эрлендур Харалдсон решил подтвердить или развенчать легенду о магических силах известного во всём мире индийского чудотворца Сатья Саи Бабы. Среди именитых и всеми уважаемых людей, с которыми он встречался и чьи рассказы тщательно запротоколировал, был и Святослав Николаевич Рерих. Профессор Харалдсон познакомился со Святославом Рерихом и его супругой, мадам Девикой Рани, в 1977 году, а затем встречался с ними еще несколько раз в 1981-м. Еще в молодости он с интересом читал книги, написанные Николаем и Еленой Рерих, отцом и матерью художника. Святослав Рерих пригласил ученого в свое имение Татгуни, близ Бангалора. Они встретились, как старые друзья, и вскоре обнаружили ряд общих интересов, в частности, в области исследования психических явлений. Ниже приводится рассказ Святослава Рериха о его встречах с индийским святым, записанный доктором Эрлендуром Харалдсоном для книги «Современные чудеса. Исследование психического феномена Сатья Саи Бабы».

В 1968 г. моя жена, будучи в гостях у Бабы в Путтапарти, упомянула, что вскоре я заеду к нему один или вместе с ней. Но Баба ответил: «Нет, я сам к вам приеду. Хочу лично засвидетельствовать почтение». Назначили дату и время.

Баба прибыл с группой сопровождающих, среди которых были д-р Гокак, в то время проректор Бангалорского университета, и миссис Индира Деви. В тот момент у нас также гостил майор Толвар с женой и двумя дочерьми, Рену и Премилой, незамужними барышнями. В довершение всего о приезде Бабы каким-то образом узнали деревенские жители — они столпились вокруг дома в ожидании даршана. Точное количество присутствующих назвать не могу, но их было несколько сотен.

Мы провели гостей в рабочую студию, и Баба выразил желание посмотреть мои картины. Я показал ему несколько работ; он пространно комментировал их, объясняя значение, — должен признать, его прочтение картин было очень точным. Через некоторое время подали чай. Моя жена спросила Бабу, что он предпочитает, чай или кофе. Но он ответил: «Я не пью кофе и, признаться, чай тоже». Однако жена возразила: «Как гость моего дома Вы должны чего-нибудь отведать. Что Вам подать?» Тогда он сказал: «Хорошо, я выпью молока, можете подать его в своей серебряной чашке — той, что приготовили для меня».

Мадам Девика Рани с детства хранила серебряную чашку, с особым тщанием содержала ее в чистоте и не позволяла пить из нее никому постороннему. За два дня до приезда Бабы она велела одной из служанок прокипятить и почистить чашку — решила, если Баба захочет молока, подать молоко в серебряной чашке. Однако в разговоре со Свами об этой чашке ни разу не упоминалось.

Пока жены не было в комнате — она отдавала распоряжения слугам, — Баба взмахнул рукой (я сидел рядом с ним), и у него в ладони оказался кусок халвы. Она была настолько свежей и горячей, что, когда я положил кусочек на бумагу, лист весь пропитался маслом. Баба вложил лакомство мне в руку, и я раздал по кусочку всем присутствовавшим — их было человек 15-20. Хватило всем, но ничего не осталось.

Когда жена вернулась, я сказал: пока ее не было, Баба угощал нас халвой. Она пожурила Бабу: «Почему Вы не угостили меня? Других угощаете, а меня — нет!» Тогда со словами «Вот, пожалуйста» он протянул нам новую порцию лакомства, в том же количестве, что и в первый раз, так что и моя жена смогла отведать халвы, а все остальные получили по второй порции.

Потом мы с гостями вышли в сад. Нас встретила толпа деревенских жителей, собравшихся около дома и под огромным баньяновым деревом. Мадам Девика Рани сказала Бабе: «Саи, сделайте что-нибудь для этих людей, они ждут». Баба вытянул руку и произвел священный пепел вибхути. Несколько человек подошли к нему и подставили ладони, чтобы получить вибхути. Затем они поделились с другими собравшимися. Баба производил вибхути в течение довольно продолжительного времени — подобно потоку, так что каждый из толпы получил свою долю, хотя собрались сотни людей. Под нашим баньяном находится маленький храм или, скорее, святилище Мунишвара, за ним приглядывает пуджари, священник-брамин. Поскольку начало темнеть, Баба попросил мадам Девику Рани принести яркую лампу. Затем он направился к дереву, где стоял пуджари, и приветствовал его. Моя жена подошла к Свами и сказала: «Прошу Вас, подарите ему что-нибудь на память». Баба согласился и спросил пуджари: «Кого ты почитаешь превыше всего?» — «Я священник-шиваит, — ответил тот, — но мой личный объект почитания — Ганеша». Саи Баба проделал привычные кругообразные движения рукой, и у него на ладони оказалось красивое серебряное кольцо с выгравированным крупным изображением Ганеши. Баба протянул кольцо пуджари — оно оказалось как раз впору. Тогда пуджари простерся ниц перед Бабой.

Вечером Баба спел множество прекрасных баджанов. Уезжая, он сказал: «Я еще вернусь и в следующий раз хочу непременно посетить холм по ту сторону озера». Этот холм действительно является частью нашего поместья, но он не виден ни из дома, ни из сада. Баба провел с нами весь день и произвел вышеупомянутые явления. Лет через десять мы встретились со Свами еще раз. Тогда у нас в гостях находилась Людмила Живкова, министр культуры Народной республики Болгарии. Она очень интересовалась творчеством Николая Константиновича Рериха и моим тоже. Я подумал, нашей болгарской гостье будет интересно встретиться с Бабой, и мы отправились в Путтапарти — я, моя жена и мадам Живкова с четырьмя или пятью сопровождающими.

Обитатели Путтапарти были извещены о нашем визите заранее, так что нас ждали.

Саи Баба провел нас в свою приемную, маленькую комнатку. Мы все расселись на полу — министр, ее сотрудники, я, моя жена и двое наших друзей. Баба говорил тепло и непринужденно, по своему обыкновению. Затем он положил руку на ковер ладонью вниз и стал производить кругообразные движения. Через некоторое время я заметил, что его ладонь приподымается, словно под ней растет нечто. Наконец Баба сжал и перевернул ладонь — на ней оказалось массивное золотое кольцо, которое он подарил мадам Живковой. Кольцо, с крупным ограненным топазом не менее 40- 60 карат, пришлось ей как раз впору.

После этого Баба сказал мадам, что хочет ей что-то сообщить. Они удалились в другую комнату, где беседовали довольно продолжительное время. Вернувшись, Баба подарил всем сопровождавшим министра (кроме одного человека) по серебряному медальону около дюйма в диаметре, извлекая их поочередно из своей ладони. На одной стороне медальона имелось изображение Бабы, а что было на другой — не помню. Тогда моя жена спросила: «Почему Вы подарили медальоны всем, кроме него?» — указывая на приближенного министра, не получившего подарка. Но Баба ответил: «Ему я подарю вибхути», что и сделал.

Затем Баба обратился к мадам Живковой: «Если захотите связаться со мной, сконцентрируйтесь на камне в этом кольце. Тогда я узнаю, что Вы обо мне думаете, и каким-либо образом проявлю свое присутствие».

Этот визит в Путтапарти запомнился надолго, все остались довольны: каждый получил что-то от Бабы в той или иной форме, а наши гости увезли к себе на родину массу приятных воспоминаний.

Саи Баба — наиболее популярная фигура в сегодняшней Индии. Тут нет никаких сомнений; у него миллионы последователей. С любой точки зрения — это положительное явление, ибо он дал счастье и веру сотням и тысячам человек. Нужно позаботиться об укреплении этой веры — ведь она необходима миру в той или иной форме.

Как бы вы ни относились к феноменам, производимым Бабой, — считали их нужными или бесполезными — не имеет особого значения. Я согласен с необходимостью внешних проявлений, с точки зрения Бабы — это скорейший способ привлечь людей. Если бы Учитель не производил чудес, он не имел бы достаточного влияния. Несомненно, Баба — великая фигура. 

Источник




Информация о фотографии


0 комментариев

Нет комментариев для отображения

  • Похожие публикации

    • Робот Саи
      Автор: Робот Саи
      Встреча Свами Шивананды и Сатья Саи Бабы в Ришикеше
      В 1957 году Сатья Саи Баба совершил первую большую поездку на север Индии: Дели, Ришикеш, Шивананданагар, Матхура, Сринагар. Приверженцам индийской йоги хорошо известны и Ришикеш, и Шивананданагар, и им наверняка интересно будет узнать, какой теплый прием оказал Сатья Саи Бабе в своем знаменитом ашраме Шивананданагаре основатель Общества божественной жизни и Лесной академии йоги и веданты, великий гималайский йогин Шри Свами Шивананда Сарасвати Махарадж. Несмотря на свой в то время уже преклонный возраст и серьезную болезнь, достопочтенный мудрец проявил в связи с приездом в его обитель Бабы максимум энтузиазма, проводя с Ним в долгих беседах все вечера и всячески поощряя своих многочисленных учеников-монахов использовать уникальную возможность личного общения с Аватаром.
      Вот так описывает эти дни биограф, переводчик и верный последователь Сатья Саи Бабы профессор Кастури в своей книге Сатьям Шивам Сундарам (т. I, гл.8):
      22 июля Баба выехал на машине в Ришикеш. Санньясины — ученики Свами Шивананды — сопровождали Саи от самого Харидвара, и когда Он вечером в половине седьмого прибыл в Шивананданагар, Свами Шивананда созвал всех обитателей ашрама и устроил Саи сердечный приём. Когда Шивананда по своему обыкновению приветствовал Бабу сложив руки, Баба ответил на это приветствие абхайя-мудрой — изгоняющей страх и дарующей мир страждущим.
      Шивананданагар приютился на лоне вечнозелёных гор, ласково омываемых правой рукой Матери-Ганги. Левый же берег реки, временами открывающийся взгляду, когда завесу тумана уносит случайный ветерок, блистает целым городом храмов, святых обителей, величественных сооружений, таких как Гита Бхаван (Дворец Гиты), Сваргашрам (Небесная обитель), Парамартха Никетан и других. Но ещё более чем эти строения, напоминающие о прирожденной тоске человека по Истинному дому, впечатляют одетые в леса горы, кажущиеся гигантскими мудрецами, погруженными в безмолвное созерцание бесконечности. Они обратили взгляд свой внутрь и пребывают в неведении о ходе истории!
      Тут же и Ганга — дочь неба и земли, привлечённая в Бхаратаваршу (на индийскую землю) покаянием царя, который, стремясь умилостивить предков, обеспечил благосостояние и спасение своим детям и детям детей на веки вечные. Ганга, богиня, прославляемая в легендах и летописях, необходимая в каждом индийском доме с незапамятных времен для освящения ритуалов, совершения обрядов, заклинания от всякого зла, очищения от любого греха, воспетая поэтами, увековеченная в искусстве, воплощённая в архитектуре, чудесным символом влившаяся в скульптуру, прекрасной девой вошедшая в живопись, звенящая в музыке, почитаемая как колесница блаженства, Ганга, чью блистательную историю шепчут вечерами миллионы матерей, баюкая на коленях своих малышей, — горделиво несёт свои воды, напоминая всем о духовной миссии Индии, о её величии.

      Когда на следующий день обитатели ашрама собрались на сатсанг и попросили Бабу о сандеше (беседе), Он заговорил о Ганге, уподобив её санньясину в своём стремлении к морю. Любая река, сказал Он, в своей сокровенной глубине хранит знание о том, что родилась из моря, и знание это движет ею и торопит к морю, невзирая на все помехи земного рельефа. Он с одобрением отметил тишину и покой Шивананданагара и сказал, что это хорошее место для обретения и духовного спокойствия. «Бха, — сказал Он, — означает творенье, Га — это защита, а Ва — изменение, преображение. Бхагавану, Обладателю благ, подвластны все три. В этом — Моя тайна».
      Заговорив о предметах, которые Он имеет обыкновение извлекать из «ниоткуда», Он развенчал сомнительные измышления на этот счёт, пояснив, что Его санкальпа (воля) обладает свойством исполняться мгновенно. Он совершает материализации, чтобы принести радость Своим преданным, как, скажем, отец раздает малышам сласти — совсем не для того, чтобы продемонстрировать свою щедрость или статус родителя. Он раздаёт их, чтобы спасти людей от забот и тревог, обеспечить им покой ума, помочь духовной сосредоточенности, и во многих случаях, чтобы поддержать Свой «контакт» с жизненным путём получившего этот дар. Они — не для того, чтобы кого-то привлечь и не являются плодом мантр или тантр (магических заклинаний и ритуалов). Созданы они в точности тем же путём, как созданы и все вещи, только гораздо быстрее, точнее сказать — просто мгновенно. А сохраняются столь же долго, как и все материальные объекты. Но лучший Мой дар — према, — сказал Саи, — и бхакты Мои должны стараться обрести её, а также вивеку и вайрагью, истинные различение и непривязанность, — дары, которые может дать только гуру».
      Затем Саи Баба одним мановением руки материализовал великолепное ожерелье-«рудракшу» (из плодов священного растения, используемого в поклонении Шиве) из ста восьми бусинок тончайшей работы, оправленных в золото и увитых золотыми нитями с пятигранной царицей-бусиной в центре. Саи Баба подарил её Свами Шивананде. Он «добыл» также большое количество вибхути и Сам нанёс его на лоб мудреца.
      Вечером, когда Шивананда вошёл в зал для сатсанга, одев эту уникальную гирлянду, все были поражены её блеском и изяществом, равно как и чудом её создания. Шивананда говорил о Бхагаване и Его миссии. Он отметил эффективность повторения имени Божьего и, как практикующий врач, рекомендовал каждому принимать ежедневную дозу вайрагьи наряду со строгой диетой из джапы (повторения имени). В беседе же Бабы и в этот вечер фигурировала священная Ганга. Он начал с заявления, что слово «Нарам» значит «вода», таким образом Ганга, которая величественно катит свои волны, это — Сам Нараяна. И поистине, эти горы и долины, простор небес над головой, леса и скалы, всё вокруг — не что иное, как проявления Единого. «Экохам Бахусьям (Да будет Единое многим)», — повелел Он и стал всем этим. Солнце отражается в тысяче кувшинов, если только в них есть вода — вода бхакти. А бхакти, преданность, — верный путь к джняне, мудрости, так как бхакта легко и быстро постигает, что Господь неизменно пребывает во всём, и что Он — Единый и единственный.
      Речи и беседы Бабы были исполнены такой редкой и глубокой мудрости, что на следующий день к Его резиденции явилось множество отшельников и брахмачари, и они засыпали Его вопросами, направленными на разрешение их сомнений. Вопросы касались весьма разнообразных тем — роли разных видов дхармы (пракритидхармы — принципа природы; парамартхадхармы — обращенной к наивысшей цели; картавьядхармы, связанной с деятельностью) в общей схеме жизни, природы шуньям и пурнам (пустоты и наполненности), эффективности и пределов почитания виграха-арадханы (живого воплощения дхармы), существования духов, modus operandi (способа действия — лат.) воли Господней и так далее и тому подобное. Свами Шивананда также каждый вечер по часу беседовал с Бабой наедине. Саи Баба давал Шивананде плоды и фрукты, а также вибхути, материализованные Им специально для улучшения здоровья главы ашрама, и было заметно, как тому день ото дня становилось лучше. Однажды Саи Баба набрал в ладонь воды из Ганги, и — чудо! — она стала сладким ароматным нектаром, и Он дал его Шивананде как лекарство. И для многих в ашраме было приятным сюрпризом, когда в день отъезда Бабы они увидели, как Шивананда с энтузиазмом показывает Ему разные уголки ашрама и даже поднимается и спускается по ступенькам, ведь в день прибытия Саи в ашрам и ещё несколько дней спустя после Его приезда Свами возили в кресле-каталке!
      Источник
    • Робот Саи
      Автор: Робот Саи
      Переща Васиштихи в Ришикеше
      Некоторое время назад, когда Я был в Ришикеше, Я дал даршан Свами Пурушотамананде, который жил в пещере Васиштхи, расположенной на пути в Бадринатх в Гималаях. Он совершал подвижничество, живя в пещере в одиночестве. У него была масляная лампа. Пещера была расположена вдали от дороги. Он покупал молоко и добавлял его в чай. Это было его единственная пища. В остальное время он был погружен в подвижничество. Шли дни. Через некоторое время, у него не осталось сил для того, чтобы каждый день спускаться к дороге, покупать молоко и возвращаться в пещеру. Поэтому он стал ходить за молоком лишь раз в неделю. Однажды он узнал, что Бхагаван Баба на несколько дней остановился в ашраме Шивананды. Он жаждал получить даршан Свами. Поэтому он отправил с посыльным письмо, в котором молился так: «Бхагаван! Пожалуйста, приди ко мне в пещеру и подари мне даршан». Я знал о его глубокой преданности Свами. Я увидел его письмо и немедленно отправился в пещеру Васиштхи для того, чтобы дать ему даршан. Вход в пещеру был закрыт дверью. У Пурушотамананды не осталось сил для того, чтобы встать и открыть дверь. В этом походе Меня сопровождал Кастури. Тогда он был достаточно сильным. Мы с Кастури попробовали открыть дверь. В конце концов, нам это удалось. Пурушотамананда был очень счастлив, когда увидел нас. Он хотел на некоторое время остаться один в божественном присутствии Свами. Поэтому он попросил Кастури зайти в пещеру и осмотреть ее. Кастури, наделенный любопытством журналиста, ушёл вглубь пещеры. Пурушотхамананда сконцентрировал взгляд на Мне и погрузился в блаженство. Через несколько минут он пришёл в себя. Я сказал Пурушотамананде, что приду к нему ещё раз. На следующий же день Я пришел к Пурушотхамананде и опять провел с ним некоторое время. Когда Я вернулся в ашрам, Свами Шивананда был немного расстроен тем, что Я дважды посетил пещеру Пурушотамананды, а в самом ашраме проводил не так много времени.
      Во время второго визита в пещеру Васиштхи, Я взял у Кастури лист бумаги и написал дату Своего следующего посещения Пурушотамананды. В назначенный день Пурушотхамананда совершил омовение в Ганге и стал напряженно ждать Моего даршана. Глубоко погрузившись в размышление о Моей божественной форме, он через некоторое время получил божественное видение. Несколько минут спустя он оставил свою смертную оболочку в этом глубоком состоянии самадхи. Новость об этом дошла до Меня в Дели. В телеграмме сообщалось, что Пурушотамананда слился со Свами. Я подтвердил известие и сказал: «Да, да». День его рождения и день, когда он достиг самадхи, странным образом совпадают. Позже, когда открыли дверь в пещеру Васиштхи, вся пещера была покрыта вибхути! Потом ученики Шивананды опустили тело Пурушотамананды в Гангу. С тех пор имя Пурушотамананды стало широко известным.
      Впоследствии ученики Пурушотамананды посетили Прашанти Нилаям для того, чтобы получить Мой даршан. Они провели в ашраме десять дней. Я обеспечил им хорошее жильё и все удобства. Они в полной мере насладились даршаном (лицезрением), спаршаном (прикосновением) и самбхашаном (беседой) Свами и отправились в обратный путь, унося с собой любовь и благословения Свами.
      Пурушотамананда был благородной душой. Он поистине был Пурушотамой (лучшим среди людей).
      Пещера Васиштхи остается такой же, какой она была, когда Пурушотхамананда жил в ней. Она совершенно чистая и священная, и наполняет божественной атмосферой весь ашрам. Ученики Пурушотамананды говорили Мне: «Свами! Вся атмосфера ашрама пронизана божественными вибрациями. Мы чувствуем, что Свами Пурушотамананда все еще с нами». Я сказал им: «Очень хорошо! Продолжайте чувствовать его присутствие и наслаждаться блаженством». Во время Моего последнего визита в Дели, Я организовал бхаджаны в день рождения Пурушотамананды и поставил в зале его фотографию. Так некоторые мудрецы и провидцы проявляют искреннюю любовь и преданность ко Мне и жаждуть получить Мой божественный даршан.
      Источник
      Сатьям Шивам Сундарам, том I
      День 26 июля надолго останется в памяти преданных последователей Бабы и обитателей ашрама, поскольку Саи Баба в тот день отправился автобусом вдоль берега Ганги ко дворцу рани (принцессы) Гарвала на утренний визит.
      Окружающий пейзаж был поистине возвышающим. Среди гор то здесь то там мелькали уединенные хижины с флажком из геруа — знаком борения с духами, а в знак борения со стихиями зеленели клочки обработанной земли. Дорога сделала крутой поворот, и автобус, чихнув мотором, остановился у небольшого живописного бунгало, устроившегося словно маленькая жемчужина посреди ухоженного сада, спускающегося к Ганге. Саи Баба, заметив увешанное плодами дерево джамбу, подобно святому Муруге, нарвал плодов и раздал их всем прибывшим. Он уселся под деревом на берегу реки, и спутники тут же обратились к Нему с беспокоившими их вопросами. В частности. Его спросили о сути учения Упанишад и о ценности их в наше время. Баба ответил, что учения эти подобны указательным столбам на. дороге, и чтобы испытать радость достижения цели, каждому надо самому пройти эту дорогу до конца. Был также вопрос о небесах и аде, каковые, как сказал Баба, существуют в самом этом мире. Санньяси интересовал вопрос об атма-сакшаткаре — самопознании и растворении майи в момент реализации.
      На обратном пути Саи остановил автобус в том месте, где на тоненьком железном стерженьке висела дощечка с едва различимой надписью: «Васиштха гуха (Пещера Васиштхи)». Он быстро спустился по довольно крутому склону к берегу реки, так, будто частенько бывал там и раньше, и словно бы уговорился о встрече с тем, кто занимал открывшуюся всем пещеру. Река вблизи пещеры делает крутой поворот, а неподалёку несёт своё скромное подношение Ганге маленький ручеёк, так что картина вдвойне привлекательна. Пещера, носящая святое имя «Васиштха», освящена аскетическими подвигами, которые вершили в этом уединении многие отшельники и аскеты прежних дней. Свами Пурушотамананда — ученик Свами Брахмананды из ордена Рамакришны, посвящённый в санньясу Махапурушиджей, ещё одним непосредственным учеником Рамакришны, — обитающий в этой пещере с тридцати лет, приветствовал Саи Бабу так, словно давно поджидал Его! Ему уже за семьдесят и большую часть жизни он провёл в самой суровой аскезе и изучении Писаний. Лицо его сияет истинной духовной радостью, и малейшее упоминание о Славе Божьей повергает его в самадхи. Когда Свами было 27 лет, Брахмананда предсказал ему по руке, что он удалится в пещеру и долгие годы будет заниматься медитацией!
      Баба напомнил аскету о трудностях, которые тому довелось испытать, когда он только явился в эту пещеру, о леопардах, кобрах, о трёхдневном переходе до Ришикеша, об отчаянной борьбе за сохранение соли и спичек. Он упомянул и о помощи, которая в трудную минуту была явно ниспослана ему свыше! На следующий вечер Баба вновь посетил Свами, несмотря на раскатистый грохот в небесах и глухое ворчание кое-кого из сопровождающих. Но грохот был унят, а ворчуны — пристыжены: милостью Саи небо прояснилось и дождь был отменён. В пещере Баба спел несколько песен, и когда один из свами, прислуживающих Свами Пурушотамананде, попросил Его спеть какую-нибудь песнь Тьягараджи, Баба милостиво спросил — какую именно из песен тот хотел бы услышать. Свами сказал, что жаждет услышать киртану во славу Рамы «Шри Рагхувара Сугуналайя»! И Саи спел её, просто чтобы доставить ему радость. Никто прежде не слыхал, чтобы Он пел эту песнь, так что это был неожиданный подарок, за который мы поблагодарили Свами Каликананду. А услышав, что тот уже много лет страдает хроническими болями желудка, Саи «добыл» из ниоткуда леденцы из тростникового сахара и вручил их ему с инструкцией о диете и тому подобном. Самому же Пурушотамананде Он подарил чётки из блестящих кристаллических бусинок, появившиеся сами собой в Его руке.
      Но самым таинственным и важным было то видение, которое Баба даровал Свами в тот вечер. Еще в 1918 году Свами писал своему гуру. «Всё ложно, и я не смогу достичь удовлетворения, пока не окажусь лицом к лицу с истиной!» Отослав всех из пещеры, Саи Баба вместе со Свами удалился во внутреннее помещение. Президент общества «Божественная Жизнь» города Венкатагири Шри Суббарамья так описывает то, что ему довелось увидеть снаружи через открытый вход в пещеру: «Эта картина и поныне жива в моей памяти. Я стоял у входа в пещеру и мог видеть всё происходившее там. Баба прилёг и положил Свою голову на колени Свами! Вдруг всё тело Его как бы окунулось в божественный свет. Мне показалось, будто голова и лицо Его сильно увеличились в объёме. От лица исходило ослепительное сияние. Меня охватила неведомая, невыразимая радость. Было около десяти часов вечера». Поддавшись настойчивым уговорам, Баба позднее объяснил, что это было джьотир-падманабха, видение божественного света — света истины! Какая высокая милость! Какая безмерно благая судьба! Свами Пурушотамананда покинул этот мир в 1961 году на Шиваратри в момент сотворения Бабой лингама.
      Источник
    • СорочкинСаша
      Автор: СорочкинСаша
      Ом Саи Рам! Хочу начать тему о человеке, оказавшем такое огромное влияние на движение, развитие Саи Организации, распространение Саи Йоги - Евгении Петерсон - Индры Дэви, Матаджи!